Сергей Абашин о книге В.Малахова "Национализм как политическая идеология" (ЭтнОбоз, 2006, 5)

Этнографическое обозрение, 2006 № 5

Автор: С. Н. АБАШИНСергей Николаевич Абашин - кандидат исторических наук, старший научныйсотрудник Института этнологии и антропологии РАН.РЕЦ. НА: В. С. МАЛАХОВ. НАЦИОНАЛИЗМ КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ: УЧЕБНОЕПОСОБИЕ. М.: КНИЖНЫЙ ДОМ "УНИВЕРСИТЕТ", 2005. 320 С.

Книга В. С. Малахова "Национализм как политическая идеология" принадлежит кклассу учебной литературы1. Уже только этот факт заставляет обратить на нееособое внимание, поскольку, несмотря на обилие издательских проектов,ощущается явный дефицит учебников как по этнологии и (социально-культурной)антропологии, так и по отдельным проблемно-тематическим отраслям, в которыхэтнологи и антропологи ведут свои изыскания.Дефицит учебной литературы можно объяснить разными причинами, одна из них -трудность самого жанра, к которому не каждый специалист, каким бы известнымон ни был, готов и способен подступиться. Трудность эта проистекает изпериферийного положения учебника по отношению к научным исследованиям.Учебный текст обращен к широкому кругу читателей, которых нужно просвещать,образовывать и даже развлекать. При этом он не должен иметь исключительнонаучно-популярный характер и обязан сохранять весь строгий понятийныйаппарат и систему аргументации, которые приняты в науке. Проще говоря,учебник должен быть написан живо, доступно и в то же время на хорошеминтеллектуальном уровне.Еще одна проблема - соотношение авторской позиции по тому или иному вопросуи обязанности максимально нейтрально представить различные мнения и подходы.Любой учебник продвигает некую концепцию, с позиции которой выстраиваетсяструктура и логика повествования, даются оценки тем или иным взглядам. Приэтом автор учебника вынужден в дидактических целях маскировать своипредпочтения, излагать предмет таким образом, чтобы его концепциявоспринималась как сама собой разумеющаяся вещь.Надо признать, что В. С. Малахов с честью выходит из этих трудностей.Рецензируемая книга сочетает в себе указанные качества и вполнесоответствует своему учебно-наставническому предназначению. Этот эффектдостигается, в частности, при помощи особой методологии, когда авторвыдвигает и отстаивает те или иные утверждения, тут же давая комментарий определах и ограничениях, в которых эти утверждения могут "работать".Повествование о национализме начинается с парадоксального утверждения о том,что "национализма как такового не существует". Отсюда вся дальнейшая логика- анализ национализма как особого дискурсивного образования, включающего всебя и теоретические постулаты, и идеологемы, и политические программы, идаже проявления веры. Национализм, если следовать аргументации автора, неимеет своего лица и всегда находится на границе разных концепций, легко -подобно вирусу - проникает в любые теоретические и прикладные конструкции,наполняет их чувствами и эмоциями. Соответственно, говоря об этом феномене,В. С. Малахов рассматривает его с разных точек зрения, в сравнении и вдискуссиях, отказываясь подчиниться какому-то одному исчерпывающемуопределению.Учебник состоит из пяти частей. Каждая из них имеет собственную задачу исодержит свой способ размышления о национализме.В первой части ("Национализм как предмет политической теории") автор шаг зашагом раскрывает тезис о том, что национализм - это политико-идеологическоеявление, система определенных верований и убеждений, система взглядов,обосновывающая и оправдывающая определенного вида политическую практику.Содержание националистической идеологии зависит от особенностейсоциально-исторической ситуации и специфики тех политических сил, которые вданной ситуации действуют от имени "нации". Последнее объясняет, почемуисследователям сложно прийти к согласию о сути национализма - в слово"национализм" вкладываются весьма различные и нередко совершеннонесовместимые смыслы.Автор считает, что термин "национализм" употребляется по меньшей мере вчетырех значениях: идеология становления государства, идеология социальнойинтеграции, идеология антиколониализма, идеология этнически мотивированногосепаратизма. Что же позволяет рассматривать все эти разнородные явления какнечто единое и объединять их одним термином "национализм"? Отсылка к"нации"? Но термин "нация" столь же неоднозначен, как и термин"национализм". Например, в англо-американской и французской традициях нация- это политическое объединение, которое подразумевает государство или, покрайней мере, какие-то элементы государства. В немецкой и российскойтрадициях нация существует вне государства, в качестве культурного единства.Первая модель нации - "гражданская", вторая - "этническая". В. С. Малаховобъясняет это различие тем, что в первом случае совпадение границгосударства с языковыми и культурными границами сложилось давно, тогда какво втором все было наоборот. Правда, он тут же призывает не абсолютизироватьэти две идеально-типические модели и пишет о том, что в чистом виде ониникогда и нигде не существовали. Кроме того, как подозревает автор, такаядихотомическая классификация провоцирует неуместную нормативную оценку: одиннационализм "хороший", а другой - "плохой".Общее в разных концепциях "нации" В. С. Малахов находит, анализируяпоследнюю как "инстанцию" суверенитета и легитимности, как специфическийобъект лояльности. Все эти функции возникают, когда на смену династическомуи конфессиональному принципу политического устройства приходит отсылка к"народу", т.е, когда приходит эпоха Современности. Тем не менее национализм,как считает автор, возникает не в момент (само)провозглашения нации, атолько тогда, когда в нации увидели культурное тело и когда на основеполитических программ возникает идентичность людей. В итоге В. С. Малаховприходит к такому определению национализма: это политическая идеология, вкоторой "нация", понимаемая в качестве культурно гомогенного сообщества,выступает источником суверенитета, преимущественным объектом лояльности ипредельным основанием легитимности власти.Во второй части ("Современные теории национализма") В. С. Малахов предлагаетсвою классификацию теорий национализма. По его мнению, существуют четыреосновные исследовательские стратегии: примордиализм (и его вариант -историцизм), марксизм (и неомарксизм) и функционализм, а также социальныйконструктивизм. Автор дает четкую и емкую характеристику наиболее яркимпредставителям этих направлений - Э. Смиту, М. Хечтеру, Т. Нэйрону, М.Гроху, К. Дойчу, Э. Геллнеру, Б. Андерсону и др. Излагая взгляды этихисследователей национализма и раскрывая их плюсы, он достаточно подробноостанавливается на критике слабых мест и упущений в их построениях.В. С. Малахов выделяет еще одну группировку теорий национализма:примордиализм и историцизм объединяет эссенциализм (или субстанциализм),марксизм и функционализм - номинализм (или инструментализм). Эссенциализмсистематически влечет за собой реификацию социальных феноменов (в том численации), т.е. восприятие того, что возникает и существует в рамкахчеловеческой деятельности, в качестве существующего самого по себе.Номинализм же заключается в отрицании онтологического статуса социальныхфеноменов, признании их фиктивной природы. Автор говорит о том, что хотяноминализм позиционирует себя как альтернатива эссенциализму, вдействительности это ложная альтернатива. Преодолеть саму дихотомиюэссенциализма и номинализма может социальный конструктивизм, которыйпозволяет рассматривать нации как продукт социальной деятельности, какрезультат сотворения. Фокус исследования наций и национализмов должен,следовательно, смещаться с вопроса "что есть нация?" к вопросам о том, вкаких условиях востребована категория "нация", как происходит борьба заправо контролировать эту категорию и ее значения, почему эта борьба в однихслучаях бывает эффективной, а в других - нет.В третьей части книги ("Специфика национализма как типа политическогодискурса") В. С. Малахов предлагает еще одну модель анализа национализма какособого дискурса. Дискурс шире идеологии, поскольку это закрепленный в языкеспособ упорядочения социальной реальности. Такой подход, как полагает автор,позволяет сопоставить националистический дискурс с другими идеологическими"конфигурациями". Автор прослеживает взаимоотношения между национализмом, содной стороны, и либерализмом, демократией, социализмом, консерватизмом,этатизмом, империализмом, антиколониализмом, расизмом и фашизмом, с другой.Он показывает, что концептуально и практически эти дискурсы то проникаютдруг в друга и создают своеобразные гибриды, то вновь размежевываются иоказываются в остром соперничестве и противостоянии.В четвертой части ("Этничность и национализм") В. С. Малахов обращается кразным теориям этничности. Ключевым здесь является понятие "этническаягруппа". Как считает автор, надо различать "этнические группы" (этносы),которые изучают этнографы, и "этнические группы", которые являются предметомсоциологического и политологического анализа. В первом случае речь идет окультурно-лингвистических группах, во втором - о социальных группах, длякоторых культурная отличительность вторична. Перенос этнографическоговзгляда на социально-политическую реальность и наделение категорий "этнос" и"этничность" универсальными объяснительными функциями автор считает грубойошибкой и называет такой подход этноцентризмом. Этот способ мышленияпредставлен в отечественной науке Ю. В. Бромлеем и Л. Н. Гумилевым, ихпоследователями, а также многочисленными поклонниками концепции этническойпсихологии.В. С. Малахов говорит о другой классификации подходов к изучению этничности- феноменологическом, когда этничность рассматривается в качестве элементакультурного самосознания индивида, и структурном, когда этничность изучаетсякак способ организации общества. Эти две точки зрения автор анализирует напримере Ф. Барта и А. Коэна. Путь к преодолению различий между ними авторнаходит в теории Бергера-Лукмана, а также теории Бурдье, которые исследовалипроцессы институционализации субъективных представлений.В этой же части говорится об этнических конфликтах и мультикультурализме, отом, какие проблемы и вопросы возникают, когда идет речь об этих явлениях.В пятой части ("Национализм в современном мире") В. С. Малахов предлагаеточередную классификацию национализмов - с точки зрения тех целей, которыеони преследуют. Это и паннационалистические проекты, и защита "национальныхинтересов" уже существующих государств, и проекты "национализации"государства, и проекты национальной мобилизации, и т.д. Автор предлагаеттипологизировать их по формальным признакам таким образом: унификаторскийнационализм, сепаратистский национализм, реформаторский национализм. Здесьже предлагается классификация националистических движений и организаций.В этой же части В. С. Малахов ставит вопрос о конце эпохи национализма. Впроцессе экономической, а затем политической и культурной глобализациинация-государство перестает выступать преимущественным объектом лояльностикак для индивидов, так и для групп, происходит дрейф лояльности к новым"сообществам идентичности" и новым формам политической и культурнойорганизации. Национальное государство утрачивает контроль надсамоидентификацией индивидов, а место нации занимают другие воображаемыесообщества, основанные на идеологии, религии и знании.Завершая рецензию, приходится признать, что совершенно невозможно рассказатьо всех сюжетах и проблемах, которые поднимаются в книге В. С. Малахова.Автор затрагивает так много разных тем, что для их перечисления нужнаотдельная публикация. Может быть, такой разброс интересов мог бы вызватькритику, если бы речь шла о научной монографии, но для учебника этообязательное условие.Еще одно замечание - работу В. С. Малахова нельзя читать, не видя и непонимая, что автор - философ. Это чувствуется в попытках выстроить логичныйтекст, в трепетном внимании к терминологии и определениям, в постоянномстремлении к обобщающим выводам и заключениям. Исторические события икультурные артефакты предстают в книге в виде хаотического набора примеров,а не самостоятельного объекта анализа или повода для размышления. И это,возможно, вызовет несогласие у специалистов по проблеме национализма в тойили иной стране, в ту или иную эпоху.Однако все эти - нет, не недостатки, а особенности рецензируемой книги -являются, на мой взгляд, обратной стороной ее достоинств. Главное из нихзаключается в том, что автор разворачивает перед читателем многомерный мирнационализмов. В. С. Малахов утверждает: "Вместо того чтобы пытатьсясхватить национализм как некую сущность, имеющую одно и только однозначение, лучше обратиться к анализу контекстов, в которых различныеучастники политического действия борются за контроль над значениями, в томчисле за контроль над значением термина "национализм"...". При этом целькниги - не просто подчеркнуть противоречивость и самого национализма, ивысказываний о нем. В. С. Малахов видит в этой противоречивости суть иприроду национализма.Примечание1 Это не первый опыт написания учебника о национализме. См.: Коротеева В.Теории национализма в зарубежных социальных науках. М., 1999.стр. 184

Всероссийская юбилейная научная конференция, посвященная 130-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна «Индивидуальное, национальное и глобальное в сознании современного человека: новые научные направления»

Конференция молодых ученых "Психология - наука будущего"

Приглашаем принять участие в конференции молодых ученых "Психология - наука будущего"

Всероссийская научная конференция «Методология, теория, история психологии личности», посвященная 95-летию со дня рождения Л.И. Анцыферовой. 10 октября 2019 г.

Электронные журналы Института психологии РАН

Приглашаем к публикации в электронных журналах:

Психология глобальных рисков

Семинар Института психологии РАН