А.В. Юревич, М.А. Юревич Социально-психологический контекст распространения коронавирусной инфекции

Социально-психологический контекст распространения коронавирусной инфекции

 

А.В. Юревич,
Институт психологии РАН


М.А. Юревич,
Финансовый университет при 
Правительстве РФ, ООО «Решающий голос»

 


По меткому замечанию В.В. Путина, сейчас все население России превратилось в профессиональных вирусологов, за исключением того процента населения, который, по результатам социологических опросов, вообще не знает, что такое коронавирус, и ничего не слышал о его существовании. К этому можно добавить, что и в профессиональных специалистов по психологическому контексту распространения коронавируса. Мало кто не судит об этом контексте, в чем, конечно же, нет ничего плохого, ведь это говорит о приверженности наших сограждан традиции глубоко осмысливать происходящее без каких-либо профессиональных ограничений.

Тем не менее, в сложившихся условиях представляет интерес экспликация представлений профессиональных психологов о социально-психологическом контексте ситуации, когда эффектная языковая конструкция Covid-19 стала одним из символов нового испытания для человечества, а роман Г.Уэллса «Война миров», где земные вирусы изображены как лояльные человечеству, оказался явным преувеличением их лояльности.

С этой целью Институтом психологии РАН был проведен экспертный опрос, охвативший 152 респондента, которые ответили на 29 вопросов о социально-психологических условиях и последствиях распространения коронавирусной инфекции в нашей стране и в мире. Опросу были подвергнуты авторы статей, опубликованных в «Психологическом журнале» и «Вопросах психологии» с 2014 по 2020 гг. (рис. 1). Ответы на закрытые вопросы анкеты распределились следующим образом.

На вопрос: «Как бы Вы оценили взаимодействие разных стран в борьбе с этой инфекцией?», почти никто – 0,7% – дали ответ «Как образцовое», в то время как 47,4% оценили его как недостаточное, 27,0% – как удовлетворительное, и 9,2 затруднились ответить. Таким образом, налицо неудовлетворенность почти половины опрошенных организацией международного взаимодействия в сдерживании эпидемии, возможно, основанная на его незнании (соглашение научных организаций 15 стран об обмене соответствующей информацией и т.д.).

Вопрос – «Уделяет современный мир коронавирусу больше внимания, чем нужно?» – показал: 44,4% опрошенных согласились с тем, что эта проблема приковывает адекватное внимание, но 27,2% – тоже немало –высказалось за то, что она искусственно «раздута», при 15,9% оценивших ее как недооцененной, и 12,6% затруднившихся ответить. Видимо, непоследовательность власти – то ужесточение ею антивирусных мер, то их ослабление – находит выражение и в экспертной среде. Как и выделение двух аспектов кризиса – медицинского и социально-экономического, находящихся между собой в реципрокных отношениях. В частности, первостепенное внимание к его медицинской стороне[1]некоторыми экспертами воспринимается как неадекватное и препятствующее нахождению правильных экономических решений.

На вопрос: «Имеет ли эпидемия коронавируса естественное происхождение или она порождена действиями человека?», наиболее существенная часть опрошенных – 44,4% – склонилась к синтетической версии, выбрав вариант ответа: «В ней есть и то, и другое». При этом количество считающих ее обусловленной естественными причинами – 26,5% – оказалось большим, нежели количество сторонников ее порождения человеческими действиями – 15,9% (13,2% затруднились ответить). Этот результат отражает сложный, таинственный характер происхождения эпидемии, в которой до сих пор много непонятного, и тот факт, что ответ на данный вопрос мы, возможно, никогда не узнаем, его будут замещать политические инсинуации.

На вопрос: «Удовлетворены ли Вы действиями российской власти по сдерживанию эпидемии коронавируса?», большинство респондентов – 52,3% – дали в целом лояльный власти ответ – о том, что в основном удовлетворены. Активно лояльные – выбравшие вариант «Удовлетворен полностью» – составляют 4,6% опрошенных, в целом неудовлетворенные – 21,9%, затруднившиеся дать ответ – 6,0%. Вероятно, неясность того, что надо делать, как и в целом разумный характер поведения нашей власти, несмотря на ее отдельные промахи (вроде проверки пропусков при входе в метро) дают о себе знать.

Поведение наших сограждан по выполнению предписаний/рекомендаций нашей власти в связи с коронавирусом подавляющее большинство экспертов – 68,0% оценили как посредственное. Его крайние оценки – как образцового (8,0% ответов) и очень плохого (16,7%) – занимают более скромные места, как и вариант ответа: «Затрудняюсь ответить» (7,3%). Очевидно, в сочетании с ответами на предыдущий вопрос, это говорит о том, что традиционное представление о плохой власти и хорошем народе в России не получает подтверждения в восприятии экспертов-психологов. В этом восприятии власть не так уж плоха – в отличие от народа. Не плоха она несмотря на то, что не сдает своих, по крайней мере, до тех пор, пока они не «утратят доверия». Народ тоже не вполне плох, а, по данным других опросов, «агрессивные пофигисты» составляют лишь 2-3% населения. К тому же их однозначно критическая оценка затруднена отсутствием ясных представлений о том, какая линия поведения в условиях эпидемии коронавируса является более правильной.

По поводу окончания этой эпидемии большинство экспертов разделяют умеренно оптимистическую позицию: 66,9% считают, что она в основном закончится через несколько месяцев. Меньшая доля опрошенных убеждена в большей краткости (считают, что она в основном закончится через несколько недель – 13,9% респондентов) и большей длительности (4,6% ответили, что она в основном закончится через несколько лет). Однако обращает на себя внимание изрядная доля тех, кто считает, что она вообще не закончится (тоже 4,6%) – видимо, пессимистов по жизни.                           

На вопрос о том, как долго будут сказываться психологические последствия эпидемии коронавируса, 51,7% ответили, что ее последствия будут давать о себе знать в течение нескольких лет, 30,2% – нескольких месяцев, 7,4% – нескольких десятков лет, а 6,0% высказались за то, что ее психологические последствия всегда будут сказываться (4,7% опрошенных затруднились с ответом). Очевидно, психологические последствия этой эпидемии, по мнению экспертов, намного превосходят ее «физическую» длительность, а в сочетании с их ответом на предыдущий вопрос, ответы на этот свидетельствуют об их видении серьезного характера этих последствий.

Отвечая на следующий вопрос – о том, почему человечество оказалось к ней не готово[2], 49,0% констатировали, что к этой эпидемии и нельзя было подготовиться, однако 39,6% отметили, что неготовность к ней человечества была обусловлена стратегическими просчетами (11,4% затруднились с ответом). Таким образом, преобладает отношение к эпидемии как к фатальному событию, которого нельзя было избежать, хотя достаточно выражена и другая точка зрения.

Довольно неожиданными оказались ответы респондентов на следующий вопрос – о том, есть ли что-то положительное в эпидемии. 64,0% ответили, что есть (!), и только 28,7% усматривают в ней сугубо отрицательный смысл (7,3% затруднились ответить). Видимо, как и всякий кризис, эпидемия коронавируса, по мнению опрошенных психологов, несет в себе не только разрушительное, но и созидательное начало.

На вопрос: «Верите ли Вы, что эта эпидемия – лишь репетиция в преддверии распространения более страшной болезни?», большинство опрошенных дали оптимистический ответ – «Нет, не верю». Количество пессимистов, верящих в такую возможность, значительно уступает – 9,9%, зато весьма велико количество затруднившихся дать определенный ответ – 27,2%.

Ответы на следующие вопросы анкеты свидетельствуют о том, что, по мнению опрошенных, пандемия будет иметь длительное последействие. На вопрос: «Окажет ли эпидемия коронавируса какое-либо влияние на современного человека?», большинство опрошенных – 58,3% – склонилось к тому, что окажет, 27,8% ответили, что нет, и он остается прежним, и 13,9% затруднились ответить. Близкий характер имеют ответы на этот вопрос применительно к российскому человеку: 55,3% считают, что она повлияет на него, 30,7% не прогнозируют такого влияния и 14,0% затруднились дать ответ.     

На вопрос: «Повлияет ли она как-либо на взаимоотношения между людьми в современном мире?», распределение ответов почти такое же: 61,6% считают, что повлияет, 30,5% полагают это очень маловероятным и 7,9% затруднились дать ответ. По поводу влияния эпидемии на взаимоотношения людей в нашей стране ответы похожие, но доля уверенных в том, что влияние будет выражено, меньше – 50,3%, а затруднившиеся с ответом больше – 16,6%. Наблюдается вроде бы парадоксальная ситуация: в своих согражданах эксперты уверены меньше, чем в мировом сообществе. Впрочем, она хорошо вписывается в стереотип: «В России прошлое непредсказуемо» (что уж говорить о будущем?).

И на задачи, стоящие пред российским психологическим сообществом, эпидемия, по мнению экспертов, окажет влияние – 53,7% опрошенных выбрали соответствующий вариант ответа. 32,9% ответили, что эти задачи останутся прежними и 13,4% затруднились ответить. Таким образом, опрос показал, что эпидемия коронавируса существенно влияет не только на настоящее, но и на будущее психологической науки и практики, корректируя их основные задачи.

 

Выводы

Опрошенные психологи могут быть отнесены к группе экспертов во многом условно, поскольку ввиду характера новой угрозы человечеству собственно экспертов по этой теме нет. В то же время рассматриваемая выборка авторов двух наших ведущих психологических журналов наиболее близка к этому статусу, включая специалистов именно по психологическому аспекту эпидемии, находившемуся в центре внимания в нашем опросе.

Обращает на себя внимание сравнительно большое количество затруднившихся ответить на все без исключения вопросы анкеты. Это естественно с учетом сложного характера этих вопросов и отсутствия единственно правильных ответов на них. Разумеется, здесь сказывается и принципиально новый характер обсуждаемой проблемы, исключающий уверенность и единственно правильные решения.

Государственная политики в отношении эпидемии получает, в основном, поддержку экспертного сообщества. Меньшую поддержку вызывает поведение народа по выполнению предписаний и рекомендаций власти.

Эпидемия воспринимается как обещающая иметь длительные психологические последствия – в виде изменений человека и отношений между людьми. Моральный императив основной части современного человечества, ставший основой заявлений политиков, – о том, что человеческая жизнь бесценна, наталкивается на сопротивление экономических и пр. соображений.    

Можно ожидать, что власть в разных странах по мере нарастания социально-экономических проблем будет переходить от «спасения» человека к спасению экономки и социума. В этом же направлении ее будут склонять психологические трудности самоизоляции, демонстрации несогласных с ней и т.д.

 Интересы разных групп населения в сложившейся ситуации противоречат друг другу. Государственная политика (разных стран) выражает интересы его наиболее возрастной и болезненной части, но не его большинства, которое переносит болезнь без симптомов. В интересах этих людей – приоритетное спасение экономики. Противоречивость политики, запечатление в ней интересов меньшинства населения будут постоянно ощущаться.

В отличие от кризиса 90-х гг., в нашей стране от нынешнего экономического кризиса пострадают преимущественно не работники государственных организаций, а представители малого и среднего бизнеса. Это вызовет намерение государства материально помочь преимущественно им, что породит недовольство работников государственных организаций (дескать, бизнесмены должны в любых условиях выживать сами, и им незачем помогать).        

При этом эпидемия воспринимается как содержащая в себе не только отрицательный, но и положительный потенциал, содействия проявлению позитивных тенденций современного общества.

(Полная версия статьи будет опубликована в «Психологическом журнале»).




Рис. 1. Ответы респондентов на закрытые вопросы анкеты

Как бы Вы оценили взаимодействие разных стран в борьбе с этой инфекцией?


Уделяет ли современный мир коронавирусу больше внимания, чем нужно?


 

Имеет ли эпидемия коронавируса естественное происхождение или она порождена действиями человека?


 

Удовлетворены ли Вы действиями российской власти по сдерживанию эпидемии коронавируса?


 

Как бы Вы оценили поведение наших сограждан по выполнению предписаний/рекомендаций нашей власти в связи с коронавирусом?


 

 

 Как Вы думаете, когда эпидемия коронавируса в основном закончится?


 

Как долго, на Ваш взгляд, будут сказываться психологические последствия этой эпидемии?

 


 

Как, по-Вашему, почему человечество оказалось к ней не готово?


 

Есть ли что-то положительное в этой эпидемии?


 

Верите ли Вы в то, что эта эпидемия – лишь репетиция в преддверии распространения более страшной болезни?


 

Окажет ли эпидемия коронавируса какое-либо влияние на современного человека?


 

Повлияет ли как-либо эпидемия на российского человека?


 

Повлияет ли она как-либо на взаимоотношения между людьми в современном мире?


 

А на взаимоотношения людей в нашей стране?


 

Повлияет ли как-либо эпидемия коронавируса на задачи, стоящие перед российским психологическим сообществом?


 



[1] Для сравнения: ежегодно умирает порядка 2 млн. россиян, а эпидемия холеры, от которой Пушкин скрывался в Болдино, унесла жизнь около 200 тыс. наших сограждан.

[2] В формулировке вопроса была заложена определенная позиция – констатация неготовности человечества к эпидемии коронавируса, как выяснилось в результате опроса, разделявшаяся всеми без исключения респондентами.

Электронные журналы Института психологии РАН

Приглашаем к публикации в электронных журналах:

Примите участие в исследовании:




Моя экономическая жизнь в условиях пандемии COVID-19" 
и поделитесь ссылкой на него с другими!
Ситуация пандемии COVID-19 - уникальна, требует изучения и осознания. Сроки для этого сжаты 

Коллективная память о событиях отечественной истории


Новая монография Т.П. Емельяновой
(скачать текст, pdf) 

Психология глобальных рисков

Семинар Института психологии РАН

Сведения для экспертного анализа по основной референтной группе 39 "Психология и педагогические науки"