Статья М.К. Акимовой

 

Статья, подготовленная для печати

в материалах круглого стола  памяти  В.Д.Небылицына

 к 80-летию дня рождения   ученого

 

Сила нервной системы как задаток

индивидуальных различий по интеллекту

 

М.К. Акимова

 

Доктор психологических наук, профессор, зав. кафедрой, зав. группой психологической диагностики ПИ РАО

 

Теория основных свойств нервной системы, созданная  трудами Б.М.Теплова, В.Д.Небылицына и их сотрудников, стала основой дифференциальной психофизиологии и дифференциальной психологии. Она оказалась наиболее продуктивной из всех предложенных биологических концепций развития психологической индивидуальности. Её преимущества в том, что в качестве базовых рассматриваются не побочные или вторичные признаки биологической организации (как, например, признаки телесной конституции в теориях Кречмера и Шелдона), а признаки определяющей, ведущей системы организма – центральной нервной системы. Это направление дифференциальной психофизиологии, несмотря на ряд нерешённых вопросов, на некоторые трудно поддающиеся толкованию экспериментальные факты, доказало свою ценность, перспективность  и необходимость продолжения и развития аутентичных  исследований. Оно тесно связано с практикой, многое даёт для прогноза успешности и динамики деятельности человека, для решения проблем профотбора и профконсультирования, для индивидуализации и дифференциации процесса обучения и многих других практических задач, решение которых опосредовано знанием индивидуально-психологических различий.

Исследование, описываемое в данной статье, направлено на доказательство обоснованности процессуального подхода к интеллекту, выявление его индивидуально-психологических механизмов и биологических (природных) основ. Рассматривая интеллект как процессуальную, динамическую характеристику личности, логично выделить и изучить те его задатки, которые отражают процессуальную сторону работы мозгового субстрата. Поэтому конкретизация общих представлений о задатках интеллекта дана в исследовании на примере основных свойств нервной системы.

Тезис, составляющий ядро учения об основных свойствах нервной системы, состоит в  том, что они  отражаются на формальной, динамической  стороне деятельности и  не касаются её содержательной стороны. Поэтому исследователи тепловской школы и их сторонники сосредоточили своё внимание на изучении процесса, способов выполнения деятельности индивидами, различающимися по показателям основных свойств /Н.С.Лейтес, 1960; Е.А.Климов, 1969/.

Вместе с тем, очевидно, что нельзя разрывать процессуальную и результативную стороны деятельности. Имеются данные, свидетельствующие о том, что от индивидуально-типологических особенностей может зависеть успешность выполнения деятельности. Эта зависимость бывает двоякого рода. С одной стороны, результат деятельности может быть связан с тем, насколько индивидуальный стиль выполнения адекватен, близок логике, организации и оптимальным приёмам выполняемой деятельности. Такое влияние свойств нервной системы на успешность работы является временным, поскольку неадекватность индивидуального стиля, объясняемая чаще всего прошлым опытом выполнения деятельности, преодолима. Рано или поздно (в зависимости от объективных и субъективных условий деятельности) будет сформирован оптимальный  индивидуальный стиль выполнения.

С другой стороны, успешность может прямо зависеть от того, благоприятными или неблагоприятными для данной деятельности свойствами нервной системы обладают субъекты. Темп, число раздражителей, их сила являются теми объективными условиями, влияние которых бывает непреодолимо (впредь дл какого-то методического новшества) и строго индивидуально  в зависимости от основных свойств нервной системы субъекта.

Одно из первых исследований, показавших ограничение  достижений, зависящее от силы нервной системы, принадлежит В.И.Рождественской, показавшей, что если у лиц с сильным процессом возбуждения возможна выработка функциональной мозаики в слуховом анализаторе (условных рефлексов на пять звуков одной высоты, но разной интенсивности), то у слабых этого сделать не удалось  / «Типологические особенности высшей нервной деятельности», 1956/. В дальнейшем был проведен ряд исследований, свидетельствующих о том, что свойства нервной системы могут ограничивать возможности достижений в некоторых видах не только экспериментальной, но и практической деятельности /М.К.Акимова, 1972; «Проблемы дифференциальной психофизиологии», 1972/. К.М.Гуревич выделил два типа профессий, зависящих от характера требований, предъявляемых к работнику: один тип требует от человека специальных природных качеств (среди которых могут быть и свойства нервной системы), на базе которых формируется профессиональная пригодность, требования профессий второго типа выполнимы практически каждым здоровым человеком. Его анализ показал, что приспособляемость  человека к условиям деятельности, выражаемая в формировании индивидуального стиля, велика, но не может быть безграничной. По мнению К.М.Гуревича, «наряду с пластичностью нужно учитывать и сопротивляемость психофизиологической организации» /К.М.Гуревич, 1970, с.140/.

Эти данные, касающиеся влияния свойств нервной системы на уровень достижений в деятельности, а значит, и на уровень  развития соответствующих способностей, принципиальны и для проблемы интеллекта. В большинстве случаев исследования касались трудовой, учебной и спортивной деятельности, и часто оставалось неизвестным, насколько полученные зависимости  существенны – являются ли они стабильными или обусловлены воздействием определённых внешних условий, например, применением неадекватных методов обучения, несформированностью оптимального индивидуального стиля и пр. Следует доказать неизбежность полученных связей, вытекающую из самой сути природного задатка, или её случайность, необязательность.

Наше исследование было посвящено доказательству того, что свойства нервной системы  являются задатками интеллектуальных способностей /М.К.Акимова, 1999/. Общая гипотеза была такой: интеллект как общая способность, проявляемая в разных видах деятельности, детерминируется совокупностью гибко используемых, сформированных  с учётом собственных индивидуальных особенностей  способов решения интеллектуальных задач. Одним из важнейших видов индивидуальных особенностей, определяющих своеобразие как способов, так и процесс их использования, являются свойства нервной системы.

Основание выбора экспериментальной модели интеллектуальной деятельности, в которой можно было обнаружить и прошкалировать индивидуальные различия испытуемых с разной выраженностью силы нервной системы, строилось на следующих положениях:

·                            Интеллект проявляется в мыслительной деятельности;

·                            Решение задач – одна из важнейших форм проявления мыслительного процесса; вне решения задач трудно представить себе как формирующееся, так и достаточно развитое мышление;

·                            Анализ интеллектуальной деятельности, состоящей в решении задач, позволяет реализовать процессуально-качественный подход, являющийся важнейшей теоретической установкой отечественной теории способностей;

·                            Решение задач даёт возможность рассмотреть в экспериментальных условиях такую существенную сторону интеллекта, как прогнозирование, предвидение;

·                            Решение задач позволяет выявить субъективную психологическую структуру интеллектуальной деятельности и сопоставить её с логической схемой процесса решения; реальный ход решения задачи несёт на себе отпечаток индивидуальности решающего задачу.

По изложенным основаниям в качестве экспериментальной модели интеллектуальной деятельности нами было выбрано решение разных типов мыслительных задач (логические задачи, задачи Вэзона, «от слова к слову», числовые и фигурные ряды), которые позволяли варьировать количество и качество содержащейся в них информации, условия её предъявления, количество объективно заданных этапов решения. Предполагалось, что в процессе их решения от разной степени выраженности силы нервной системы будут зависеть лёгкость в использовании обширной и разнородной информации, гибкость в переборе вариантов решения, тщательность обдумывания каждого этапа решения, последовательность в достижении цели, экономичность усилий, направленных на решение задачи.

Для диагностирования силы нервных процессов использовалась методика определения характера проявления закона силы в латентных периодах двигательной реакции (изменение латентных периодов в зависимости от интенсивности раздражителя) /В.Д.Небылицын, 1960/. В общей сложности в разных сериях основных экспериментов  приняло участие 150 человек, отобранных по показателям силы нервной системы из группы численностью примерно 600 человек. В отобранных группах испытуемых диапазон значений коэффициента «В» у «слабых» находился в пределах от -0,6 до 9,8, а у «сильных» - от 15,8 до 27,7 (различия значимы на уровне p < 0,01).

Логические задачи различались количеством данных, которые следовало учитывать при решении. Двумерные задачи содержат информацию о каждом из двух объектов, трёхмерные – о трёх. Среднее количество ошибок, допускаемых при решении логических задач в первой группе (студенты и научные сотрудники) испытуемыми «слабой» подгруппы было 0,6, а испытуемыми «сильной» подгруппы 2,9. Во второй группе (мастера производственного обучения, имеющие среднее образование) показатели соответственно были такими: 2,1 и 4,7 ошибки. Различия между слабыми и сильными как в первой, так и во второй группах значимы на уровне p < 0,01.

Второй тип задач представлял собой вариант «эксперимента с карточками» английского психолога П. Вэзона / WasonP., 1969/. В результатах решения задачи Вэзона также обнаружились отчётливые различия между группами сильных и слабых, но наблюдавшаяся здесь зависимость между силой-слабостью нервной системы и успехом в выполнении интеллектуальной деятельности была противоположной описанной выше: сильные с большим успехом справлялись с заданием, чем слабые. Так, сразу решили задание 84,2 % сильных и только 5,3 % слабых .Среди не выполнивших задание после всех видов подсказок 5,3 % сильных и 57,9 % слабых. Различия значимы на уровне p < 0,01.

Третий тип задач – «от слова к слову» представлял собой задания, состоящие из двух слов. Чтобы их решить, следовало переходить от первого слова пары ко второму через минимальный ряд промежуточных слов, каждый раз заменяя не более одной буквы. Все промежуточные слова должны представлять собой нарицательные существительные в единственном числе и в именительном падеже. Что касается результатов их решения, то они различались у слабых и сильных в пользу сильных, но различия были незначимы. В среднем на одного сильного приходилось по 2 нерешённых задачи, а на слабого 2,9.

Числовые ряды успешнее решались слабыми по нервной системе испытуемыми. Среднее число ошибок, приходящихся на каждого из них, было равно 8, а в группе сильных – 16,4. Различия значимы на уровне p < 0,01.

Анализ  полученных в этой части исследования данных показал следующее:

1.                                              сильные и слабые по нервной системе испытуемые значимо различались по успешности решения большинства использованных мыслительных задач;

2.                                              эти подгруппы имели специфические процессуальные особенности деятельности по решению задач, относящиеся к способам анализа и использования информации, а также к способам организации интеллектуальной деятельности; эти процессуальные особенности интерпретировались как проявление индивидуальных стилей, характерных для «сильных» и «слабых»;

3.                                              индивидуальный стиль интеллектуальной деятельности «слабых», которому свойственны систематичность и глубина анализа информации, последовательность в реализации хода решения, постепенный перебор и тщательная проверка возможных вариантов решения, осторожность в выборе окончательного ответа, стремление к использованию записей и других внешних опор, в большой степени адекватен способам решения логических задач и числовых рядов; индивидуальный стиль «сильных», которому свойственны лёгкость в использовании обширной разнородной информации (как текущей, так и хранящейся в памяти), гибкость в смене хода решения, адекватен способам решения задач Вэзона и «от слова к слову»

Таким образом,  рассматривая индивидуальный стиль интеллектуальной деятельности в качестве проявления такого задатка интеллекта как сила нервной системы, можно констатировать, что своеобразие индивидуальных стилей, различающихся выраженностью силы нервной системы, может обеспечить им высокие достижения  в интеллектуальной деятельности, но в разных условиях (для разных мыслительных задач). Вместе с тем, некоторые особенности интеллектуального стиля, зависящего от проявлений силы нервной системы, могут помешать решить конкретную мыслительную задачу.

Для выяснения того, можно ли в нужном направлении изменить интеллектуальный стиль и сформировать оптимальный (адекватный структуре задачи), было проведено исследование, в котором проводилось обучение табличному методу решения логических задач /Д.Бизам, Я.Герцег, 1975/. Было обнаружено, что индивиды со слабой нервной системой быстрее и с меньшими трудностями прошли процесс обучения и успешнее применяли табличный метод позднее, решая разные по сложности задачи, по сравнению с группой сильных. Так, среднее время обучения в группе слабых равно 131,8 мин., а сильных – 180,9 мин. (различия значимы на уровне p < 0,01), а из контрольных задач, предъявляемых после обучения, в группе слабых не были решены в общей сложности 5,6%, а в группе сильных – 83,3 %. При этом более выпукло различия проявились при решении более сложных трёхмерных задач, и менее заметными были различия при решении двумерных.

Причины различий в быстроте и лёгкости обучения связаны с различиями стихийно сложившихся стилей умственной работы. Интеллектуальный стиль слабых более соответствовал табличному методу, в то время как стиль сильных значительно отличался от тех приёмов, которые составляют в совокупности этот метод решения. Если слабым представлялась возможность совершенствовать свои способы решения интеллектуаьных задач, развивать и дополнять их, то сильным чаще всего приходилось ломать привычные методы работы, отказываться от некоторых черт своего индивидуального стиля и заменять их совершенно новыми, способами, которые иногда коренным образом отличались от привычных, устоявшихся, выработанных в течение длительного времени приёмов работы.

При проведении этой серии исследования было обнаружено особое условие, влияние которого стало предметом специального изучения. Речь идёт об объёме информации, с которым в состоянии справиться индивиды. Мы предположили, что увеличение числа элементов в каждом множестве условий логической задачи неблагоприятно отразится на результатах решения группы «слабых» и приведёт к увеличению числа плохо решающих эти задачи. Проверка этой гипотезы была первой задачей следующей, третьей серии экспериментов. Вторая задача этой серии заключалась в выяснении того, насколько ограничены возможности людей с сильной нервной системой в решении логических задач. Пока в предыдущих сериях с определённостью ответить на этот вопрос не удалось.

Испытуемые, принимавшие участие в третьей серии, обучались табличному методу решения, но в отличие от второй серии обучение проводилось до тех пор, пока испытуемый не добивался правильного решения всех задач. Процесс решения мог длиться несколько дней (сеанс не более 1 часа 15 мин.). После этого каждому испытуемому предъявлялось шесть трёхмерных задач с 6 и 8 элементами.

Результаты показали, что с решением более лёгких задач ( с 6 элементами) слабые справлялись быстрее ( у сильных среднее время решения 88,7 мин., у слабых 29,7 мин.). Различия значимы на уровне p < 0,01. Другой показатель успешности – число попыток решения каждой задачи этого типа - также лучше у слабых испытуемых (у них среднее число попыток решении 1,2, а у сильных 1,7). Таким образом, результаты третьей серии по решению задач с 6 элементами полностью подтверждают результаты ранее проведённых серий.

Картина меняется при решении задач с 8 элементами. Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что слабые испытуемые стали отставать от сильных по скорости решения (165,5мин. у слабых и   103,4 мин. у сильных). Эти различия значимы на уровне p < 0,01. По количеству сеансов (дней), затраченных на решение этих задач, преимущество также на стороне сильных. 30 % слабых решали каждую из них в течение 4-8 сеансов, и некоторые так и не справились с отдельными задачами. У сильных число сеансов на решение каждой из задач с 8 элементами было 1-2.

Таким образом, анализ данных по решению задач с 8 элементами показал, что наиболее высокую успешность продемонстрировали испытуемые с сильной нервной системой. Эти данные, а также изучение динамики решения задач повышенной трудности, позволили сделать следующие выводы:

1.                                              увеличение количества информации, содержащейся в условиях задачи, вызвало трудности, связанные с ограниченностью объёма информации, с которым в состоянии справиться индивиды с выраженной слабостью нервной системы; следует отметить, что ограниченность информации, которая может быть воспринята и переработана, относится к синдрому обязательных проявлений слабости нервной  системы;

2.                                              у индивидов с сильной нервной системой фактор увеличения информации, предъявляемой в условиях задачи, не оказал существенного влияния на успешность их решения; более того, у них наблюдалось постепенное улучшение показателей решения логических задач на протяжении эксперимента, что связано с постепенной  перестройкой их индивидуального стиля интеллектуальной  деятельности.

3.                                              Прогноз индивидуальных достижений сильных и слабых в решении логических задач и выполнении сходных видов интеллектуальной деятельности будет неодинаковым. Приобретённый и изменчивый характер интеллектуального стиля  позволяет сделать позитивный прогноз в отношении возможностей сильных в достижении высоких результатов по выполнению видов деятельности, сходных с решением логических задач.

4.                                              Прогноз успешности выполнения таких видов интеллектуальной деятельности в отношении слабых индивидов должен быть неблагоприятным, если не будут найдены какие-то методические приёмы по сведению большой информации к ограниченному числу информационных «кусков».

Таким образом, полученные в нашем исследовании результаты показали, что индивидуальные градации представленности силы нервной системы проявляются как в процессуальной стороне выполнения интеллектуальной деятельности, так и в её успешности. Некоторые специфические процессуальные особенности, относящиеся к способам анализа и использования информации, а также к способам организации интеллектуальной деятельности, которыми устойчиво и отчётливо  различались лица с сильной и слабой нервной системой, интерпретировались как интеллектуальные стили. Интеллектуальный стиль опосредует влияние природного задатка (силы нервной системы) на успешность выполнения интеллектуальной деятельности: если стиль адекватен оптимальной стратегии выполнения последней, её продуктивность велика; несоответствие  сформированного интеллектуального стиля стратегии интеллектуальной деятельности приводит к росту времени её выполнения и количества ошибок, а также к невозможности в некоторых случаях самого решения.

Вместе с тем, успешность интеллектуальной деятельности может быть и непосредственно обусловлена одним из существенных проявлений выраженности силы нервной системы, относящимся к её синдрому. Установлено, что слабость нервной системы ограничивает возможности индивидов в оперировании большим объёмом информации, что, безусловно, снижает уровень их интеллектуальных достижений в некоторых видах интеллектуальной деятельности, обнаруживая их пределы.

Интеллектуальный стиль, объединяя в себе процессуальные характеристики деятельности, соединяет их с психофизиологической основой. Поэтому его диагностирование имеет ключевое значение в определении природных причин интеллектуальных вариаций.

Мы предположили, что выбор адекватных как в отношении задачи, так и с позиций индивидуальных устойчивых характеристик самого индивида способов решения, стратегии их применения и процедуры осуществления является ключевым реальным проявлением интеллектуального поведения. Если рассматривать интеллектуальное поведение как целенаправленное адаптивное поведение человека, осуществляемое им в разных ситуациях, то следует признать , что способность найти релевантную стратегию и есть интеллект.

Чем определяется выбор такой стратегии? Во-первых, одни стратегии являются более пригодными, эффективными для одних задач и ситуаций, другие – для других. Таким образом, первое от чего зависит стратегия – характер задачи, ситуации. Во-вторых, выбор стратегии зависит от некоторых особенностей самого индивида, которые делают одни стратегии более доступными, легко применимыми, а другие стратегии – совсем или почти неприменимыми, практически недоступными индивиду.

Чаще всего психологи выясняют соответствие, релевантность стратегии задаче или ситуации, а вопрос о том, с чем связана лёгкость её использования, игнорируется. Между тем, оценить, что делает определённую стратегию доступной для применения индивидом – важнейшая задача исследования, так как относится к области изучения психологической  природы способностей.

Почему человек предпочитает одни и игнорирует другие способы решения задач и проблем? Почему, выбирая стратегию, он исходит из довольно ограниченного набора приёмов и способов, причём набор этот сугубо индивидуален? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к рассмотрению индивидуального интеллектуального стиля деятельности и его влияния на выбор стратегии решения конкретной задачи. Можно предположить, что успешность целенаправленного адаптивного поведения в немалой степени зависит от эффективности взаимосвязи стиля и стратегии, от умения сформировать  стратегию решения конкретной задачи  на основе имеющегося у индивида стиля деятельности и от гибкости его использования. Адекватность стиля и стратегии можно рассматривать как важнейший признак интеллекта, так как эта адекватность непосредственно проявляется в успешности решения проблем, причём, не некоторых, отдельных, а разнообразных проблем, по крайней мере, относящихся к глобальным областям деятельности (теоретической или практической).

Как формируется эта адекватность стиля и стратегии? Можно представить, что стиль есть результат индивидуального опыта человека, отражение столкновения его с разнообразными проблемами и приобретение умений их решать, считаясь с собственными индивидуально-психологическими особенностями. Стратегия – это комбинирование, сочетание и перенос  устойчивых способов решения отдельных проблем в условия сложных видов деятельности, сложных форм  поведения с учётом конкретных условий их выполнения.

Интеллектуальный стиль представляет собой набор индивидуально-специфичных способов когнитивного функционирования, а эффективность стратегии определяется возможностью выбора из этого набора оптимальных, подходящих для конкретной ситуации способов выполнения. Несомненно, есть ситуации и задачи, в которых ограничено разнообразие  оптимальных способов деятельности; в других ситуациях и задачах возможности варьирования последних велики, и там успешность человека определяется сформированностью самого стиля, диапазоном составляющих его способов и умением распорядиться ими, перенося в новые условия и на другие типы задач.

Так встаёт проблема выяснения внутренних причин возникновения индивидуальных различий по интеллекту. Значимость решения этой проблемы обусловлена тем, что интеллект является ведущим, стержневым  качеством не только когнитивного, но и целостного личностного развития. Он не только опосредует успешность любой выполняемой человеком деятельности и разумность его поведения. С ним связаны направленность и установки личности, система её ценностей и самоотношение. Интеллект играет важнейшую роль  в структуре целостной индивидуальности, и без уяснения его сущности неполным является понимание человека как Homosapiens.

Рассматривая интеллект как динамическую характеристику и вводя его изучение в русло исследования способностей, нельзя оставить без внимания выявление природного начала (задатков) интеллекта. Логично в качестве задатков рассмотреть показатели основных свойств нервной системы как динамических характеристик её работы.

Полученные в исследовании результаты позволяют считать, что подход к проблеме природных задатков интеллектуальных способностей со стороны индивидуальных различий между людьми по силе нервной системы оказался продуктивным. Понятно, что в основных свойствах нервной системы коренятся лишь некоторые природные предпосылки процессуальных характеристик интеллектуальной деятельности, а их использование и уровень достижений в ней в большой степени определяются  системой мотивов, ценностей, волевыми и другими чертами личности. Так, в частности, чтобы преодолеть негативное влияние сложившегося интеллектуального стиля, перестроить его в нужном направлении, следует приложить усилия, которые зависят от мотивации и волевых качеств индивида.

Выполненное исследование позволяет утверждать, что интеллект и различия по нему между людьми могут быть обусловлены основными свойствами нервной системы, и накопление знаний о взаимосвязи интеллекта с этими психофизиологическими особенностями содействует выявлению природы интеллектуальных способностей, открывает перспективы научного продвижения в раскрытии сущности интеллекта и расширяет возможности активного влияния на его формирование.

Литература

Акимова М.К. Формирование скоростного навыка в связи с индивидуальным особенностями по силе и лабильности нервных процессов. /Вопросы психологии, 1972, № 2. С.91-100.

Акимова М.К. Интеллект как динамический компонент в структуре способностей. Дисс. на соискание уч. степени доктора психол.н.. М., 1999.

Бизам Д., Герцег Я Игра и логика.М., 1975.

Гуревич К.М. Профессиональная пригодность и основные свойства нервной системы. М.,1970.

Лейтес Н.С. Об умственной одарённости. М., 1960.

.Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. Казань, 1969.

Небылицын В.Д. Время реакции и сила нервной системы человека./Доклады АПН РСФСР, 1960. Вып.4.С.93-100; Вып. 5. С.71-74.

«Проблемы дифференциальной психофизиологии»./Под ред. В.Д.Небылицына. М., 1972.Т.7.

 «Типологические особенности высшей нервной деятельности человека» /Под онд. Б.М.Теплова. М., 1956. Т.1.

Wason P.G. Regression in reasoning? Brit.j.of psychol., 1969, v.60, p.471-480.

Электронные журналы Института психологии РАН

Приглашаем к публикации в электронных журналах:

Примите участие в исследовании

Приглашаем принять участие в исследовании жизнеспособности человека

Семинар Института психологии РАН

Сведения для экспертного анализа по основной референтной группе 39 "Психология и педагогические науки"